Дело было в году 1987-88. Я учился на первом курсе одного славного училища войск ПВО. Как в любом военном коллективе, в нашем героическом взводе был курсант, относящийся по военной терминологии к "тормозам". Ну руки у человека не из тогоместа растут и с головой ссорился часто. Зато папа где-то кем-то очень... Звали это индивидуума - Гена. Вот заступает сей Гена в первый раз дневальным. Служба заканчивается более-менее гладко, дело идет к сдаче наряда. Естественно надо вылизать казарму к сдаче. Дежурный по роте назначает Гену на самый "ответственный" участок - убрать сортир. А сортир у нас отличался своеобразным устройством: два ряда "очков" напротив друг друга и эти две линии соединены между собой трубой, уложенной слегка под наклоном, поэтому просто дергаешь за веревочку и вода смывает все дерьмо... Вот только напор на нашем этаже был слабоватый и к вечеру ... (ну кто служил знает, что могут сделать с 10 "очками" 200 курсантов за день). Впрочем сметливый курсантский ум быстро нашел выход из этого положения. Просто идешь в пожарную команду, берешь 3-х литровку с кислотой, заливаешь в последнее очко и через несколько минут туалет сверкает первозданной чистотой. Ну а вот сосбтвенно история: Генадию то ли было влом идти в пожарку, то ли он не сумел выпросить ту кислоту. В общем попробовав ограничиться заливанием воды он понял, что наряд ему не сдать до окончания училища, но грустить не стал, а взял... лом и не долго думая стал прочищать крайнее очко. В это время роту построили в коридоре истали зачитывать какой-то очередной приказ. В казарму у нас было три входа с разных сторон и один был как раз за спиной у командира. Читает он приказ, сзади нас(в сортире)слышится методичный стук, потом возглас "ОЙ!" и стук прекращается. Командир останавливается и удивленно смотрит в сторону сортира, мы ессвенно тоже. В этот момент открывается входная дверь !!! И в казарму врывается НЕЧТО. Строй курсантов моментально распался ... Это НЕЧТО в одних синих армейских трусах и обильно покрытое ... хм... ну тем самым. Порывается прорваться в сортир, причем из обильного потока слов, вырывающихся у него, печатные только междометья. Кое-как офицеры обуздали курсанта (под нами был 3-й курс). Стали разбираться. Оказалось до банального просто: наш Гена перестарался и стукнул ломик чуть сильнее, пробил трубу и все содержимое 5 "очек" вылилось вниз, ну а что внизу как раз под этим самым местом сидел на очке третьекурсник, как говорится - судьба :))
Думаете это все ? Отнюдь. Пацана отмыли общими усилиями, Гена огреб нарядов по полной программе, а трубу отремонировали чисто по военному- вбили хорошую деревянную пробку.
Прошло несколько дней, был какой-то праздник (типа 7 ноября) с положенным по случаю торжественым построением. Опять рота в коридоре, а Гена опять возится в толчке (очередной наряд отрабатывает). И он и его дежурный были видно из кто на одни грабли, по многу раз наступать любят. Дежурный потому, что Гену опять в сортир направил убраться, ну а Гена, то он по жизни такой... Словом, все как по сценарию. Радостный голос командира, читающего приказ, постукивание ломиком в сортире, вопль "ОЙ!" и металлический лязг... Командир застыл с отпавшей челюстью, все радостно смотрят на дверь. Дверь распахивается ... По блеску медалей на груди можно было догадаться что енто офицер... Что же до остального, то его парадная форма приобрела сильно маскировочный вид. Причем очень сильно. Но он почему то не орал, а только мычал и трясся. Построение задержали на полчаса. А произошло следующее: командир дивизиона (рангом подпол) перед построением забежал в сортир и присел "подумать". В этот момент наш злосчастный Гена, опять вдарил своим инструментом и угодил по той самой пробке. В восприятии подполковника все произошло следующим образом: сидит он, расслабляется, в этот момент что-то ударяет его по макушке (пробка), он удивленно поднимает глаза вверх и понимает, что такое целая Ниагара дерьма. Когда он попытался вскочить и покинуть енто место, сверху обрушился лом, чуть не сделавший подпола жуком на булавке ... Потеряв дар речи ивсякую способность перемещаться, он дождался окончания дерьмопада и только тогда ринулся наверх...
Сия история имеет плачевный конец: не помню с какой формульровкой, но Генадия отчислили из нашего славного училища.
А я служил в мотострелковом полку в Тирaсполе, и поступил прикaз- послезaвтрa строевой смотр, приедет проверяющий из округa. Целый день зaнимaлись строевой подготовкой, репитировaли приветствие:
Ротный:
-Kaк только проверяющий скaжет : "Здрaвствуйте товaрищи мотострелки!" - все вaше стaдо должно дружно промычaть: "Здрaвия желaем товaрищ генерaл!", a когдa он скaжет :"поздрaвляю вaс с нaчaлом нового учебного периодa!", орите что есть духу, три рaзa: "Урa! урa! урa!" И шоб громко и четко! Поняли, олухи?! Для особо тупых поясняю: после первой фрaзы проверяющего -
"Здрaвия желaю товaрищ генерaл!" , a после второй - "Урa! урa! урa!"
Или вы все тaкие дебилы, что и до двух считaть не умеете?!!
Репитиция зaтянулaсь допозднa, но в результaте ротный остaлся доволен тем, кaк мы орем приветствие.
Ha следующий день с утрa должны были приступить к уборке территории. Hо по иронии судьбы проверяющий не стaл зaдерживaться в других полкaх, a ломaнулся прямо к нaм. И вот он является, кaк снег нa голову, нa день рaньше. Kомполкa в пaнике - территория не убрaнa, нa плaцу мусор, бордюры/зaборы не побелены, листвa не выкрaшенa в зеленый цвет! Он орет нa ротных, те нa комвзводов. Огромнaя лaвинa мaтa кaтится вниз по иерaрхической лестнице и обрушивaется нa рядовой состaв, деды пинaют молодых, молодые - духов. Hо делaть нечего - прикaз полку немедленно выходить нa строевой смотр. И вот полк стоит нa неметенном плaцу, нa ветру реет знaмя полкa и летaют кaкие-то бумaжки.
Выходит проверяющий. Ротный делaет стрaшные глaзa и зверским шепотом:
"Hу хоть с приветствием-то не осрaмитесь, долбоебы! ПРИГОТОВИЛИСЬ!!!!"
Проверяющий: "Здрaвствуйте товaрищи мотострелки!!!"
Полк: "ЗДРАВИЯ!!! ЖЕЛАЕМ!!! ТОВАРИЩ!!! ГЕHЕРАЛ!!!"
Проверяющий, посмотрев по сторонaм и с укоризной в голосе:
"Что ж вы территорию-то тaк зaсрaли, сволочи?!"
Полк (Идеaльно дружно, четко и громко, кaк учили):
"УРРААА!!!! УРРАААА!!! УРРААА!!!"
Было это во времена (не столь далекие) моей курсантской молодости. Учился я в авиационном училище на истребителя. Кто общался с летчиками - знает, что народ это своеобразный и очень интересный. Так вот, был у нас на курсе парнишка которого все почему-то звали Геной, хотя по всем документам был он Алексеем. В зависимости от ситуации звучали и производные от его второго имени: Генофонд, Гениталий и т.д., на что он впрочем не обижался. Но это все прилюдия.
Дело было жарким сибирским летом (а в Сибири оно жаркое). Хотелось пива и на речку, но времени вырвать на подобное из распорядка дня сложновато. А вот позагорать на крыше казармы часик-другой - это проще. Командование смотрело на это иначе и запрещало под страхом отчисления из училища. В тот день на крыше езнуряли тела под солнцем несколько человек со старших курсов, которых все-равно уже не отчислят и наш Гена-цвале, который оканчивал лишь первый курс (лучшая кандидатура на вылет). Все было хорошо и тут "человек на шухере" сообщает, что на крышу пробирается КОМБАТ. В училище это почти бог, к тому-же на расправу безжалостный. Вход на крышу только один - не разминешься, и спрятаться негде. Старшекурсники лишь лениво штаны набросили чтобы предстать в более-менее приличном виде и тут наблюдают как Гена-Леха разбегается, отталкивается от края и улетает...
Народ в ступоре % () - четыре этажа - метров 12-15 лететь, вокруг асфальт, да забор со штырями. Мысленно уже похоронив Гену и не обращая внимания на пришедшего комбата подходит народ к краю чтобы взглянуть на тело. Но при беглом осмотре места предполагаемого столкновения с землей выясняется, что тела нет. Тело наблюдалось спускающимся по тополю, растущему в пяти метрах от казармы.
Как потом рассказал сам Рембо ("Первую кровь" помните?), сей путь отступления он присмотрел уже давно, расчитал скорость отрыва и траекторию снижения, но все как-то случая не было. А тут Такой стимул. Народ его после этого зауважал.
А еще недавно по соседству с нами грабили ночной супермаркет. Продавцы успели нажать на нужную кнопку, менты прикатили почти сразу, бандиты засели внутри, завязалась перестрелка, но какая-то вялая - сначала менты стрельнут разок и орут потом что-нибудь типа "сдавайтесь, бл@ди! Выходите с поднятыми руками!", потом минуты через три-четыре ответный выстрел и сообщение вроде "идите на х%й, суки! Всех вас перестреляем к &б&ни матери!" В общем, все патроны экономят. Мы с соседями, конечно, торчим на балконах - еще бы, такое развлечение! Так продолжалось минут тридцать, и тут сверху недовольный женский вопль:
- Ну сколько можно терпеть! Убейте их и дайте людям поспать!!!!!
Минутная тишина, потом один из ментов спрашивает в матюгальник:
- Женщина, ты это им сказала или нам?
До сих пор не пойму, как никто с балконов не свалился! :)))
Свидетелем истории не был, поэтому расскажу то, что рассказали мне.
Дело было весной. Знакомые ребяты решили пойти на шашлычки.Взяли мясо,водку(намного больше было водки) и пошли в парк общественного отдыха. Пока готовилась первая партия шашлыков была выпита большая половина водки, и уже с шашлыками меньшая половиша.Пить больше нечего, поэтому стали задирать прохожих, и нарвались на местную братву( тоже не совсем трезвую ).Завязалась заворушка, всего человек 15, и не известно чем бы все закончилось если бы не приехали органы местного правопорядка. Выходят двое из уазика с довольными физиономиями и увесистыми дубинками, собираясь разогнать толпу.
И в этот момент в толпе произноситься фраза, "кто последний в "бобик" тот пидарас".
Вся толпа с криками и визгами запихивается в уазик. Офигевшие поворотом таких сабытий, менты сначала минуту стояли и втыкали шож це було,а потом с криками "а ну пошли нахер пидары", дубинками стали по одному вытаскивать из уазика и отпускать, предварительно наградив ударами дубинки.
Вот один из способов как не угадить в "бутырку".
История рассказана моим другом, бывшим политруком.
Во времена своей боевой молодости он учился в Голицынском погранучилище. Нижеследующие события произошли в период курса молодого бойца.
Если кто не знает, территорию, где находится лагерь, в котором молодые бойцы проходят свой курс, охраняет суточный наряд. Состоит он из тех же бойцов. Один из парных нарядов (т.е. 2 человека) неуклонно приближался к обеденному времени. Покидать пост обоим сразу нельзя. Ребята (положим, Петя и Вася) договариваются, что Петя, который очень-очень сильно захотел в туалет, туда и пойдет, а Вася в это время пойдет обедать.
Счастливый и вновь полный сил бодро и непринужденно нести наряд Петя выходит из лагерного санузла (на самом деле длинная - на 40 одновременных посадочных мест - выгребная яма, прикрытая доской с прорубленными отверстиями). При этом он обнаруживает острейшую нехватку военного имущества. Но что еще хуже - это не просто имущество, вверенное ему Родиной, а оружие. Это штык-нож (автоматами отцы-командиры решили не вооружать молодых курсантов). Петя заметно меняется в лице, на смену благодушию и состоянию, близкому к нирване, приходит тихий ужас и осознание скорой смерти, причем насильственным образом. После панической проверки результат неутешителен: по выходу из зловонной клоаки отсутствует только один предмет - штык-нож.
Сержант, бывший старшим над всеми патрульными, мужественно принял новость, обещавшую ему не менее безрадостное будущее. Вместе с Петей он направляется уже к дежурному офицеру и объясняет, прикаких обстоятельствах потеряно оружие. Офицер же, в отличие от скорбящих ребят, наоборот пришел в неописуемую радость и пояснил, что оружие НЕ ПОТЕРЯНО, А ПРОСТО ПРОВАЛИЛОСЬ ВНИЗ!!! Все, что остается - просто слазить в туалет и поднять злополучный кусок железа. Или идти под трибунал.
Петя было засомневался, что лучше, однако сержант идти в дисбат из-за "какого-то засранца в буквальном смысле" не собирался. Быстро и качественно он убедил Петю пойти на это ответственное мероприятие (сам Карнеги удавился бы от зависти). В итоге сержант где-то раздобыл штаны от костюма химзащиты (представляют собой литую резиновую конструкцию из сапог и брюк, доходящую до солнечного сплетения), пояснив, что "там неглубоко, всего по колено или чуть выше". Наконец Петя спускается в эпицентр ада, где и обнаруживает некоторую неточность в расчетах сержанта: зловонная жижа колышется ровно на уровне груди. Причем не только вокруг Пети, но и внутри химически защитных штанов, обрамлющих несчастного. После глубокого шока (не каждый день оказываешься не в буквальном, а прямом смысле по грудь в дерьме) Петя начинает осторожно нащупывать ногами на дне утерянное имущество. По истечении изрядного количества времени Пете удается нащупать беглеца, но все попытки достать нож ногами закончились полным фиаско неутомимого защитника Родины.
Что же делать? У сержанта такого вопроса, достойного самого Чернышевского, как выяснилось не было. "Петя, друг (тяготы и лишения быстро сближают людей), я душ тебе организую и 5 пачек мыла дам, надо ПРОСТО НЫРНУТЬ..." Через некоторое время изрядно потертый жизнью Петя согласился и на это. Вздохнул - нырнул - достал - и выбросил невесть как попавшую в туалет деревяшку.
В это время с обеда возвращается Вася. С удивлением обнаруживает у туалета толпу, увлеченно рассматривающую его содержимое. Он пробивается в первые ряды и спрашивает у Пети, что заставило его нести патрулирование в столь редко посещаемом врагами месте. Близкий к помешательству Петя вкратце, но емко поясняет другу, что им утеряно военное имущество строгой отчетности ("Нож просрал!"). После чего Петя понял, что лучше бы его все-таки сразу посадили - Вася сначала просмеялся, а затем показал Пете штык-нож, который сам Петя и отдал Васе перед походом в туалет "чтобы не потерять".
Весь вечер и начало ночи Петя один мылся в душе. На удивление больше никто не захотел освежиться перед сном.
Еду я на своей "шестерке", дело к вечеру. Тормозит гаишник. Видимо, только-только в органы попал - на вид лет двадцать, худющий, шея длинная, лицо дибиловатое, но преисполненное ответственности и служебного рвения. Четко представился, взял документы и бдительно все посмотрел. Потом попросил багажник открыть. Номер на двигателе тщательно проверил. Ну, думаю, все, наконец, поеду дальше.Ан нет. Включает он рацию и так серьезно запрашивает:
-База, это семнадцатый, пробейте по компьютеру, не числится ли в угоне машина с таким-то номером.
Стоим, ждем, из рации только треск и отрывки фраз. Проходит минута. Другая. Он снова повторяет свой монолог про проверку моей машины на угон. И снова тишина. Тут он в третий раз уже:
-База, это семнадцатый, пробейте по компьютеру, не числится ли в угоне машина с таким-то номером.
Из рации громко раздается усталый раздраженный голос:
-Семнадцатый, а, семнадцатый, иди на х..., зае...ал уже!
Я с неким злорадством смотрю на него, он четко поворачивается ко мне, козыряет и, отдавая документы, произносит:
-Все в порядке, можете ехать.
В замечательном 1986 году я нес свой интернациональний долг под городом Баграмом (это в Афгане). Так как до армии я был кмс по биатлону, то и стал я там снайпером. Однажды мы сидели в ущелье и ждали караван с духами. По замыслу я должен был снять головного, он обычно был или с "мухой" или с РПГ (это противотанковый гранатомет), а затем их уже должны были накрыть с двух сторон из стрелкового. И вот вижу головного духа, он с РПГ и подходит, верхом на ишаке. Сразу понимаю, что позицию я выбрал хреновую, так как грудь у него закрыта самой трубой, а головы не видно, т.е. стрелять надо в бок, но снять его нужно с первого раза, а то он же меня сразу же и накроет.
И вот он в прицеле, жму на спуск, но тут та меня с локоть кусает какая-то гадина, я дернулся и стрельнул мимо. Это было мимо- но как.
Я просто отстрелил бедному ишаку ЕГО ЯЙЦА, отчего тот заорал так - ну надо думать, больше того он встал на дыбы ( ИШАК). От неожиданности бедный дух шмальнул вверх, а наверху наподобии балкона нависал огромный кусок скалы, который от взрыва и упал вниз (мощность гранаты 2.5 кило тротила), и покатился, а поскольку место там было довольно узкое, то он превратил весь караван и всех духов в паштет.
Парни тут же накрыли этот камень из АК, но потом долго ржали отскребая
то что они там везли от скали. Камешек то был будь здоров.
Как жаль, что я не могу писать книги и рассказы, или школа мало дала или я так учился что абсолютный профан в литературе, а так хотелось бы рассказать, ну если, что извиняйте, а если не в силах читать, прекратите чтение. А рассказать хочу историю о моём соседе. Жил дед не тужил, имел ордена и медали, которые получил за подвиги перед родиной в великую отечественную, но двое соседей посчитали, что деду пора вернуть награды им. И вот одев маски и выбив замок двери ворвались к в дом к старику. Не верили хлопчики, что дед получил награды за мужество и героизм, а зря. Избив деда и его дочь они потребовали деда, вернуть всё, что он заслужил, дед согласился и с последних сил залез под кровать, где как бы и находилось его богатство, а когда один из на подавших решил заглянуть туда от куда дед почему то не вылазил, долго, как показалось наподавшим, то тут и раздался выстрел из ружья, после чего голова нападавшего вместе с маской покинуло тело, а второго, после выстрела, долго искала милиция, а через три дня он сам явился в ОВД.
Из реальной жизни (1971).
Молодой воин-таджик Оразмамедов по-русски не знал ни слова до призыва..
Первое построение. Полковник Мальцев при обходе строя основился перед Оразмамедовым и спрашивает:
- Как служба?
Тот встал "смирно" и громко отвечает:
- Заебись!
Страницы: 123433